Выбор жанра
Анализ сона болконского николиньки

Анализ сона болконского николиньки

ВСЕВОЛОД САХАРОВ

ЛЕВ ТОЛСТОЙ: НАРОД НА ВОЙНЕ

 

Роман-эпопея «Война и мир» (1863-1869) – эпоха в жизни России и истории русской классической литературы. Вместе с тем эти трудовые семь лет - целая эпоха, самое счастливое и плодотворное время в жизни автора книги. Молодой Толстой обретал зрелость, был счастлив в семейной жизни, спокойно творил в своей любимой Ясной Поляне и тогда не так мучился духовными исканиями и сомнениями: «Я никогда не чувствовал свои умственные и даже все нравственные силы столь свободными и столько способными к работе… Я теперь писатель всеми силами своей души и пишу и обдумываю, как я еще никогда не писал и не обдумывал».

Это был огромный труд, ибо действие романа занимает более пятнадцати лет, в книге около шестисот персонажей, авторские автографы и корректуры составляют более пяти тысяч листов, некоторые сцены переписывались по пятнадцать-двадцать раз. Жена писателя Софья Андреевна несколько раз собственноручно переписала текст книги, а ведь у нее были маленькие дети, она должна была вести хозяйство и дом. Но дело здесь не в страницах и цифрах, а в медленном, продуманном углублении творческой мысли великого писателя в историю России и душу своего народа, в выборе им героев и самого исторического момента.

Творческая история «Войны и мира»

История возникновения и развития замысла эпопеи рассказана Толстым в одном из черновых набросков предисловия:

«В 1856 году я начал писать повесть с известным направлением, героем которой должен был быть декабрист, возвращающийся с семейством в Россию. Невольно от настоящего я перешел к 1825 году, эпохе заблуждений и несчастий моего героя, и оставил начатое. Но и в 1825 году герой мой был уже возмужалым семейным человеком. Чтобы понять его, мне нужно было перенестись к его молодости, и молодость его совпадала с славной для России эпохой 1812 года. Я другой раз бросил начатое и стал писать со времени 1812 года, которого еще запах и звук слышны и милы нам, но которое теперь уже настолько отдалено от нас, что мы можем думать о нем спокойно. Но и в третий раз я оставил начатое, но уже не потому, чтобы мне нужно было описывать первую молодость моего героя, напротив: между теми полуисторическими, полуобщественными, полувымышленными великими характерными лицами великой эпохи личность моего героя отступила на задний план, а на первый план стали, с равным интересом для меня, и молодые и старые люди, и мужчины и женщины того времени. В третий раз я вернулся назад по чувству, которое, может быть, покажется странным большинству читателей, но которое, надеюсь, поймут именно те, мнением которых я дорожу; я сделал это по чувству, похожему на застенчивость и которое я не могу определить одним словом. Мне совестно было писать о нашем торжестве в борьбе с бонапартовской Францией, не описав наших неудач и нашего срама. Кто не испытывал того скрытого, но неприятного чувства застенчивости и недоверия при чтении патриотических сочинений о 12-м годе. Ежели причина нашего торжества была не случайна, но лежала в сущности характера русского народа и войска, то характер этот должен был выразиться еще ярче в эпоху неудач и поражений. Итак, от 1856 года возвратившись к 1805 году, я с этого времени намерен провести уже не одного, а многих моих героинь и героев через исторические события 1805, 1807, 1825 и 1856 года».

Повесть о декабристе Толстой начал писать лишь в 1860 году, читал ее Тургеневу, обсуждал главную идею со знатоком этой темы Герценом и постепенно перешел к мысли о судьбе всего «потерянного» поколения декабристов. А за ними уже были их семьи, предания, история, Отечественная война 1812 года, с которой русские офицеры вернулись с передовыми идеями и желанием изменить жизнь страны и народа-победителя. А война 1812 года была непонятна без ее военной и дипломатической предыстории, поражений России в прежних наполеоновских войнах и позорного Тильзитского мира.

От повести о вернувшемся из Сибири декабристе Толстой со временем пришел к идее исторического романа, где чередовались бы сцены войны и мира и прошла бы перед глазами читателей жизнь нескольких поколений русских людей. Эту первую редакцию книги автор назвал «Все хорошо, что хорошо кончается» и в 1865-1866 годах частично опубликовал в консервативном журнале М.Н.Каткова «Русский вестник». Андрей Болконский и Петя Ростов не погибали, нет панорамной картины Бородинской битвы, ибо Толстой не побывал еще на поле сражения и не составил эту грандиозную картину в голове. А главное, нет пока «мысли народной», позднее превратившей книгу Толстого в роман-эпопею.

Стоит вспомнить, что хотя роман и был с самого начала задуман как исторический, но он писался в важное и тревожное для России и самого Толстого время – сразу после крестьянской реформы. В обществе возникло множество течений, мнений, вопросов и споров. Все понимали, что решается судьба страны. Историей, семейной хроникой ограничиться было никак нельзя. И было бы странно, если бы этот клубок идей и мнений повлиял только на романы «Отцы и дети» и «Что делать?» и не нашел бы своего сложного отражения и живого отклика в исторической книге Льва Толстого. Уже то характерно, что автор романа, граф, офицер и состоятельный помещик, вместе с другими известными писателями ушел из прогрессивного «Современника» Некрасова-Чернышевского и напечатал книгу в консервативном «Русском вестнике» Каткова. Это важный, продуманный жест, серьезный, значимый поступок Толстого. В «Войне и мире» молодой писатель оперативно и заинтересованно отвечает на очень многие животрепещущие вопросы и идеи 1860-х годов.

Концепция истории

Сама философия истории Толстого очень современна, оригинальна, открыто спорит с новейшими научными выводами историков и публицистов тех лет, книги и статьи которых писатель внимательно читал. Ведь главная идея «Войны и мира» противоречила тогдашнему расколу русского общества, звала людей к единению, напоминала им, что они часть единого исторического, этнического, культурного мира, духовного целого – русского народа.

Толстой прекрасно понимал, что его эпопея противостоит в тогдашней литературе роману Чернышевского «Что делать?» и писал об этом: «Цель художника не в том, чтобы неоспоримо разрешить вопрос, а в том, чтобы заставить любить жизнь в бесчисленных, никогда не истощимых всех ее проявлениях. Ежели бы мне сказали, что я могу написать роман, которым я неоспоримо установлю кажущееся мне верным воззрение на все социальные вопросы, я бы не посвятил и двух часов труда на такой роман, но ежели бы мне сказали, что то, что я напишу, будут читать теперешние дети лет через 20 и будут над ним плакать и смеяться и полюблять жизнь, я бы посвятил ему всю свою жизнь и все свои силы».

И он такой роман написал. Потому-то демократическая критика отрицательно восприняла книгу Толстого, считая ее «славянофильской», апологией старинного барства. И это тоже меняло, углубляло его творческий замысел. Он писал свой исторический роман, раздвигая его временные рамки, постоянно видя современность, откликаясь на важные перемены в ней и в людях на протяжении этих семи лет напряженного, самозабвенного творчества.

Великая эпоха 1812 года была для Льва Толстого несравненно ближе и понятнее, нежели для нас, людей XXI века. Его отец участвовал в этой войне, многие очевидцы и участники великих событий были живы и сразу откликнулись на книгу Толстого. Он в своей работе над романом пользовался их воспоминаниями, в том числе и устными. Первым здесь надо назвать замечательного поэта и мемуариста, друга Пушкина князя Петра Андреевича Вяземского, участвовавшего в Бородинской битве и ставшего прообразом Пьера Безухова. Он написал интересную статью о «Войне и мире», не со всем в воззрениях и романе Толстого согласился.

Вяземский писал о весьма простодушных и недальновидных настроениях русского общества перед войной 1812 года: «Никто в московском обществе порядочно не изъяснял себе причины и необходимости этой войны; тем более никто не мог предвидеть ее исхода… Можно сказать вообще, что мнение большинства не было ни сильно потрясено, ни напугано этою войною, которая таинственно скрывала в себе и те события, и те исторические судьбы, которыми после ознаменовала она себя». Таким было патриархальное общество «допожарной» Москвы, приученное Екатериной Великой, Потемкиным, Румянцевым и Суворовым к громким победам и не ждавшее к себе в гости могучего и беспощадного врага.

Именно таким был и молодой Пьер Безухов, многие черты которого взяты у Вяземского, показанный в одной из ранних редакций книги «беззаботным, бестолковым и сумасбродным юношей», хотя и полным восторженной любви к Наполеону и Байрону и передовых политических идей, как и сам поэт в юности. Увы, Безухов, по сути, таким и остался до конца романа, хотя и претерпел суровые испытания и в чем-то переменился.

Вяземский, в отличие от Пьера, не вступил в тайное политическое общество, но он был вечным оппозиционером, масоном и ворчливым либералом, его называли «декабристом без декабря». Но война и Бородинская битва многому научили этого пылкого, увлекающегося человека, и потом он писал о Наполеоне: «Сношения наши с ним до 1812 года, более зависевшие от жребия войны, не имели ничего народного: каковы ни были последствия походов, но народное бытие оставалось неприкосновенным. Когда же Наполеон захотел иметь с нами, как имел с другими, дело дома, так сказать, в святыне отечественного бытия, то мы показали пример, как должно дорожить независимостью государственною». Отсвет великого исторического события упал на массивную фигуру Вяземского (он и внешне похож был на Пьера Безухова, крупный, неуклюжий, в очках) и сделал его личную судьбу частью народной жизни, заставил поэта ощутить себя русским, солдатом, гражданином огромной страны.

Главная цель и идея книги Льва Толстого в том и состояли, чтобы показать, как русское образованное общество через неудачные первые столкновения с Наполеоном, через позор Аустерлица, Фридланда и Тильзитского мира пришло к ощущению себя частью своего народа, к пониманию значения простого народа, выявившегося в этом великом испытании. Эти люди вдруг поняли, что они – русские, что у них есть история и отечество, которые надо защищать не только царю, армии и полководцам, а всему народу. Вначале следовавший примеру своего одинокого эгоистичного героя – Наполеона и веривший в свой личный подвиг и замечательные военные проекты, Андрей Болконский со временем понимает, что один человек не может ничего. Появилось чувство ответственности друг перед другом и перед страной, общего народного дела. Родилось национальное самосознание.

Толстой как исторический писатель стремился показать, как это было. А для этого нужны не только огромный по объему и разнородный документальный материал, но и высота писательского взгляда на исторические события и своя философия истории. Творческая мысль писателя пошла вглубь и вширь, от повести о декабристе к семейной и военной хронике, но не остановилась на них, стала «мыслью народной». Понятно, что эта великая мысль в разветвленном повествовании Толстого разделилась на эпизоды и сцены, на множество идей и выводов (пятнадцать лет и шестьсот персонажей!), тесно между собой связанных. Произошло то, что писатель назвал «сцеплением мыслей». Их движением, энергией и живет эта книга. Исторический роман стал романом-эпопеей. Таков был смысл семилетней работы Льва Толстого.

Высший свет, сатира и реализм, духовные искания писателя

Писатель вводит нас в круг действия романа в 1805 году. Это последний мирный год перед началом наполеоновских войн. Русский мир, то есть образованное общество, об этом не догадывается, народа же мы вообще не видим. Разговоры светских умников в петербургском модном салоне фрейлины Анны Павловны Шерер поражают излишней тонкостью и устарелостью тем и суждений, пустотой, непониманием общего тревожного политического положения и грядущих великих перемен. Сам патриотизм их ложен, надуман, казенен. Смерть в Москве на покое старого графа Безухова, богача и красавца, одного из «орлов» мудрой Екатерины II, знаменует собой печальный конец некогда блистательной эпохи екатерининских побед и величия, золотых времен Потемкина, Суворова и Державина. Толстой показывает нам русский мир, общество и страну накануне столкновения с императором и великим полководцем Наполеоном и его могучей армией, этими порождениями Великой французской революции. И мы вместе с ним видим, что мир этот разобщен, слеп и беззащитен.

Грядет война великая и небывалая, грозящая национальной катастрофой. Идет с Запада на Восток и угрожает России сила колоссальная, наднациональная (ибо обновленная революцией и ее сыном Наполеоном Франция уже подчинила себе многие страны Европы), новая и непонятная, а русское общество психологически не готово к этому столкновению, живет еще старыми понятиями «времен очаковских и покоренья Крыма» (Грибоедов), разобщено, поделено на кружки и салоны, лишено исторической прозорливости и даже не понимает, какая страшная опасность ему угрожает. Забавы петербургской «золотой» молодежи в офицерском кружке Анатоля Курагина и Долохова, куда ездит повеселиться и слабовольный Пьер, показывают ее высокомерное легкомыслие, нежелание серьезно задуматься о грядущем, а ведь это профессиональные военные, гвардейцы, дворяне, боевое служилое сословие.

Нет единения, национальной идеи и нет достойного государственного и военного вождя, каковым не мог быть «властитель слабый и лукавый», как метко назвал Пушкин в «Евгении Онегине» императора Александра I. Народных вождей Суворова и Ушакова сменили аккуратные, образованные, но лишенные военного дара и не уважаемые офицерами и солдатами генералы с немецкими фамилиями вроде сухощавого интригана Беннигсена. В тогдашнем высшем обществе Толстой везде видит лишь личные интересы, эгоизм, беспринципную борьбу за свои выгоду и простодушную жажду удовольствий.

«Мысль семейная»

Расколота и ослаблена даже русская семья, эта основа любого общества. Толстой показывает разные семейные уклады. У постели умирающего графа Безухова идет недостойная битва дальних родственников за его колоссальное состояние, к графу разными хитростями не допускают его любимого сына Пьера, который просто любит отца и даже не надеется на наследство, чувствует себя чужим и непонятым в своих духовных исканиях и мечтаниях в этой разобщенной, неискренней семье. Толстой показал целую семью энергичных и простодушных эгоистов, легко идущих на любые подлости для достижения своих личных целей – это обходительный, хищный и неискренний вельможа князь Василий Курагин, его сыновья, эгоистичный и беспринципный красавец Анатоль и неумный болтун Ипполит, и глупая, но прекрасно знающая свою выгоду красавица дочь Элен. Бедная, но решительная до наглости княгиня-приживалка Друбецкая, и ее аккуратный, вежливый, расчетливый сын Борис, ничтожный карьерист, рвущийся любой ценой и интригами в гвардию и адъютанты и к выгодной женитьбе, неумные Берги с их чисто немецкой умеренностью и аккуратностью и нелепо «светским» мещанским приемом – всех их Толстой видит, понимает и осуждает, его ирония и сатира в этих сценах беспощадны.

Но и родовитое и богатое семейство князей Болконских разъединено, переживает не лучшие свои времена.

Старый князь, гордый генерал и опальный екатерининский вельможа, умен и образован, но замкнут, обижен на всех и вся, отравляет жизнь своих близких тяжелым самодурством и старческим деспотизмом, тираня несчастную, добрую и некрасивую дочь, княжну Марью, которой тоже, увы, присуще чувство родовой сословной спеси. Это типичный русский государственный человек в отставке, живущий язвительной, часто справедливой критикой новых деятелей и мелочными обидами. Чудачества князя заставляют вспомнить о великом Суворове, для которого они тоже были самозащитой, умелым актерством. Он чувствует, что время его ушло навсегда, и тоскует по былой огромной власти, удаче, славе, молодости, счастью.

Сын его, умный и честолюбивый князь Андрей несчастлив со своей хорошенькой, но глупенькой, любящей светскую суету женой и в одиночку, без понимания и поддержки ожесточившегося и эгоистичного отца, пытается найти свой узкий угрюмый путь к военной карьере и славе. Это тяжелый, крутой и холодный по своему наследственному характеру человек, презирающий и высший свет. Он даже не замечает в своем самомнении, что хорошенькая жена его при всех ее понятных недостатках – тоже человек, мать его будущего сына Николеньки, что ему как мужу ее надо понять, к ее недостаткам великодушно приспособиться, включить ее в свой мир. На то и семья. Гордость, богатство, своевольная игра аристократического самолюбия мешают взаимопониманию, единению, простой жизни души, Болконские как бы стесняются проявить свою любовь друг к другу, быть обычной счастливой семьей.

И все же у Толстого есть любимое им счастливое русское семейство – Ростовы. Это самые обыкновенные, вопреки своему графскому титулу, люди «допожарной» Москвы с присущими им патриархальным простодушием, добротой, слабостями, народным семейным укладом. Граф Илья доверчив, расточителен, любит домашний театр, обеды в Английском клубе, балы, карты и дорогую барскую забаву - охоту. Графа обворовывают все, кому не лень, вечно берут у него в долг и не отдают деньги, он – плохой хозяин и помещик, уже на грани разорения, иногда чувствует это, но не хочет о таком неприятном обстоятельстве думать. Так сильно он «любил свое веселое спокойствие». Но при всем этом простодушном эгоизме он добрый и честный человек, трогательно любит жену и детей, открыт и гостеприимен, к нему любят ездить, без условностей и натянутой неискренности.

Толстой неожиданно показывает открытый и простой характер этого немолодого человека в самозабвенной пляске (причем граф танцует западный экосез, а Толстой описывает это как русскую народную пляску), и мы понимаем, что князь Василий Курагин или приличный юноша князь Борис Друбецкой, не говоря уже о гордом старике Болконском, таким несерьезным, с их точки зрения, делом заниматься никак не могут, а вот лихой гусар и кутила Васька Денисов потом будет мастерски танцевать мазурку с Наташей Ростовой, потому что он – хороший человек. И маленький старик Ростов весело и умело пляшет с огромной суровой барыней Ахросимовой, и все радуются и смеются, глядя на них.

В этой большой, шумной, безалаберной, чисто московской семье царят дружество, любовь, понимание, растут славные дети – сыновья Николай и Петя, а шумная и веселая девочка-подросток Наташа полна жизни, душевной силы, искренней радости и постоянного ожидания счастья, она все время бегает, а не ходит. Важно для понимания мыслей писателя то, что все юные Ростовы поют (образ песни проходит через весь роман, и автор говорит, что плохие люди петь не будут), причем не только Наташа, в чьем от природы богатом голосе звучит ее живая сильная женская душа, но и мужественный прямодушный Николай, будущий гусарский офицер. Их души доверчиво открыты друг другу и миру. Толстой пишет, что с этим молодым поколением в старинную гостиную Ростовых проникает луч солнца.

«Мир» как общая жизнь

С помощью разных жизненных укладов, персонажей, семей, кружков и салонов Толстой очертил границы, состояние и особенности русского мира и его обитателей накануне войны. Мир этот еще не стал таковым, не был еще народным единением, но в нем были прочные надежные основы и традиции, была своя нравственная сила и правда, своя поэзия, и Толстой это показал наряду с понятной критикой и сатирой.

Далее русская армия вступает в европейскую войну с Наполеоном и действует на чужой земле, вторгается в чужой мир и жизненный уклад, находится в походе и боях на территории Австрии, а затем и Пруссии. И в ее рядах идут князь Андрей Болконский, Николай Ростов, Борис Друбецкой, Берг, разжалованный в рядовые Долохов, возглавляет войска старый мудрый полководец суворовской школы Кутузов, при армии находится молодой император Александр I. Появляются простые, честные и храбрые русские люди – соратник Суворова Багратион, ротный Тимохин, маленький философ капитан Тушин, лихой гусар Васька Денисов, безымянные офицеры и солдаты. Русский мир в книге обретает свои подлинные очертания в столкновении с миром Европы.

Но Толстой показывает, что война эта – не защита родины и не отстаивание жизненных русских интересов, союзники ненадежны, нерешительный царь видит в войне продолжение царскосельских парадов и маневров и дворцовых интриг и мешает разумным действиям дальновидного и опытного главнокомандующего Кутузова, а офицеры и особенно солдаты не понимают целей войны, за что они гибнут в чужой земле в неразберихе немецких «правильных» стратегических планов. Люди выполняют приказы, свой воинский долг, но ощущают все время, что делают не то. И мудрый хитрец Кутузов понимает, что он бессилен, и лишь стремится уменьшить размеры неизбежной катастрофы.

Эта «австрийская» война не есть народное дело, и поражение при Аустерлице выявило эти скрытые сомнения, смутную неуверенность армии в необходимости для России и ее народа этой далекой войны за чужие интересы. «Нам там незачем было драться», - скажет уже на Бородинском поле умудренный тяжелым опытом потерь и разочарований Андрей Болконский. У Толстого в исторических событиях всегда участвует природа, ее вечная жизненная сила и красота только подчеркивают бестолковщину, кровь и смерть ненужной войны. Обратите внимание на характерную деталь: в Аустерлицкой битве русские войска находятся в низине и тумане, а Наполеон – на высоте, и именно ему многообещающе светит знаменитое солнце Аустерлица – оно сулит близкую победу, мировую славу и величие.

Но все эти разные по уму, возрасту, социальному положению русские люди очутились вместе на войне, испытания тяжестью походов и опасностью сражений всех их объединили, выявили возможности личности, четче очертили характеры. Достаточно вспомнить разговор солдата Долохова с командующим Кутузовым, когда они понимающе переглядываются, и этот человеческий взгляд разрушает завесу условности между столь разными по своему возрасту и положению русскими людьми. Так потом один обмен взглядами пленного Пьера и беспощадного наполеоновского маршала Даву спасет жизнь будущему мужу Наташи Ростовой.

Объединяет не только война, но и солдатская народная песня, которая волшебно меняет людей, сам ритм их движений, их жизнь, мысли и отношение друг к другу. Солдаты видят, что и немцы и даже враги-французы те же люди, и тут важна сцена искренних взаимных приветствий русского гусара Николая Ростова и немца-хозяина, вдруг почувствовавших братскую любовь друг к другу. Хохот русских и французских солдат под Шенграбеном во время перемирия их неожиданно объединяет, говорит о страшной нелепости войны, но она продолжается вопреки воле и естественному чувству людей.

А хладнокровный и гордый Болконский под пулями «испытывает то чувство удесятеренной радости жизни, какого он не испытывал с самого детства». Он мнил себя русским Наполеоном, самонадеянно хотел один спасти всю армию и выиграть войну, а удалось ему лишь защитить на дороге лекарскую жену. И это было большим подвигом, нежели его знаменитая картинная атака со знаменем в руках, так понравившаяся великому актеру Наполеону.

Так война, пусть пока несправедливая и не народная и к тому же нелепо жестокая и трагическая, через большую кровь и великие и малые ошибки меняет, сплачивает русский мир, постепенно меняет человека, делает его частью мира людей, открывает ему глаза на его заблуждения наивный эгоизм, отделяет подлинные ценности от мнимых и фальшивых. Русские люди задумываются и делают это сообща. Приоткрывается уже мысль народная. Напрасно Толстой в начале третьего тома «Войны и мира» пишет знаменитую фразу о том, что война – «противное человеческому разуму и всей человеческой природе событие». Его роман-эпопея говорит о другом. Да и сам дворянин, боевой офицер и заядлый охотник Толстой в эпизоде Островненского дела точно писал, что гусар Николай Ростов во время атаки невольно вел себя как на охоте. Человечество всю свою историю с увлечением воюет и охотится, это жизнь, об этом написаны «Казаки» и «Хаджи Мурат».

Толстовская концепция истории

Толстой имел свое особенное понимание истории, и в романе оно высказано в постоянно повторяющихся авторских суждениях о том, что воля одного человека ничего не значит, даже если это сам Наполеон, царь или Кутузов. Он сравнивал историю с огромным механизмом башенных часов, где вертятся и передают друг другу движение десятки маленьких шестеренок, но главное движение потом и вдруг происходит как бы само по себе и совершенно не связано с самостоятельным вращением каждой детали. Таков генерал суворовской школы Багратион в Шенграбенском сражении – он знает, что от него лично ничто не зависит, и одним своим присутствием и невозмутимой храбростью ободряет войска в неравном бою. Образец нелепой, неуправляемой, вопреки тщательно разработанной австрийскими стратегами диспозиции, военной катастрофы Толстой увидел и показал в Аустерлицком сражении. Но то же он видел и в не нужном, по его мнению, Тарутинском сражении после оставления Наполеоном Москвы. И помогает ему в этом народный полководец Кутузов, знающий, что «правильной» войны и точной военной науки не бывает. Зато есть суворовская наука побеждать и суворовские чудо-богатыри, с которыми только и возможны «неправильные», ненаучные, но великие победы.

Однако в романе Толстого мы видим и незаметный для высшего начальства подвиг красноносого офицера Тимохина и его роты, скромную стойкость маленького застенчивого капитана Тушина и его одинокой беззащитной батареи, перемены в понюхавшем пороху и все же сохранившем детскую улыбку армейском гусаре Николае Ростове, мучительное прозрение тяжело раненого князя Андрея с его вечным небом, какую-то веселую храбрость жестокого расчетливого Долохова. Людям на войне открывается настоящее, и в их душах обнаруживается хорошее и честное начало, они меняются, задумываются, поступают так, как должно, по совести. Без этого нет национальной армии, нет веры, нет боевого духа, нет победы, что знает опытный Кутузов и что потом видит и понимает Пьер на Бородинском поле. А переживания и тревоги оставшихся дома Ростовых и Болконских? А постепенное прозрение русского общества, его растущая внутренняя готовность к новой, более жестокой, но справедливой, Отечественной войне? Разве все это не имеет значения?

Человек разительно меняется на войне, и русский мир, частью которого он является, меняется вместе с ним. Россия этим традиционным для нее путем множества государственных и личных ошибок, военных катастроф и тяжелейших потерь двигалась навстречу своей судьбе и заодно решала грядущие судьбы Европы, Франции, Наполеона. У ее истории и ее народа была цель, в решающем 1812 году эту цель уже видели и понимали не только Кутузов, но и последний безымянный солдат при Бородине, гусар и казак в партизанском отряде Васьки Денисова, взявшиеся за дубины русские мужики. Таков был конечный итог всех этих внешне разрозненных поражений, повседневных трагедий и народных жертв. И Толстой как великий реалист это показал, хотя многое тут явно противоречило его концепции истории.

Любимые герои Толстого

В первых двух томах «Войны и мира» каждый персонаж идет своим путем к этому общему пониманию. Война и мир дают им общее направление, хотя людям кажется, что они только преследуют свои личные интересы. Один мечтательный и замкнутый Пьер Безухов со своими семейными неурядицами и сложными духовными исканиями, сомнениями и увлечением масонством находится как бы в стороне, вне этого общего движения и начинающегося единения, намеченного Толстым. Но и ему есть о чем поговорить на пароме с внутренне переродившимся, отчаявшимся и разуверившимся князем Андреем Болконским. Их идеалы и требования по-прежнему высоки. Для них обоих тоже начинается новая жизнь.

Напрасно наивный масон Пьер доказывал старому князю Болконскому, что придет время, и не будет больше войны. Она была и будет, и после нее, после Аустерлица и Фридланда мирная жизнь русских людей необратимо изменилась. Толстой писал, что эта настоящая жизнь шла, как всегда, независимо от вражды с Наполеоном и либеральных государственных преобразований М.М.Сперанского. Это так и не так.

Многие люди, особенно в провинции, и не догадывались о политических маневрах царской дипломатии, не знали о либеральных реформах, не слышали имени Сперанского, даже не читали газеты, но жизнь их незаметно для них текла уже по новому руслу. Время повернулось, и этому способствовали даже поражения русской армии, дорого стоившие и самоуверенному победителю Наполеону, ибо он стал терять былую удачу. После завершения войны и Тильзитского мира, свидетелями которого были простодушный Николай Ростов и карьерист Борис Друбецкой, для России и ее народа начался краткосрочный мир.

В данном случае мир – это отсутствие войны и в то же время ее смутное всеобщее ожидание. Ясно было, что великий завоеватель и честолюбец Наполеон в своих планах не остановится. И Россия не смирится с поражением и унижением. Это передышка, перемирие, время, данное русским людям историей для того, чтобы они поняли сами себя и объединились для защиты своего мира национальной и семейной жизни.

Да, князь Андрей встретил и полюбил Наташу Ростову, ощутил скрытую в ней силу и поэзию и сам возродился к новой жизни, о чем Толстой поведал в знаменитой сцене с внезапно расцветшим и давшим молодую буйную листву старым омертвелым дубом. Человек обновляется, общество обновляется. Однако возрождение князя Андрея связано и с государственными реформами Сперанского, ближайшим сотрудником которого князь становится, и с предлагаемым Болконским проектом нового военного устава. А реформы эти и особенно новый устав означали одно: особо близкий в то время к государю министр Сперанский (штатский, выходец из духовного сословия) и влиятельный князь Болконский (снова военный, ибо в знаменитой сцене бала он танцует вальс с Наташей уже в белом полковничьем мундире) видели приближающуюся войну и хотели подготовить к ней Россию. Хотел этого и угрюмый, грубый деспот старого «павловского» склада Аракчеев, военный министр, на свой лад стремившийся подтянуть жестокими приказами и палочной муштрой армию и реформировать артиллерию.

Верны ли и реальны ли были их очень разные планы и государственные идеи – это другой вопрос. Плохо то, что эти люди власти, как потом Кутузов и Беннигсен, Багратион и Барклай де Толли, находились в постоянной чиновничьей вражде друг с другом, в мелочном разладе номенклатурных амбиций и самолюбий, всегда мешающем общему делу и единению, что понял умный князь Андрей и в 1812 году пошел служить в армию, в живой мир офицеров и солдат, делавших общее дело народной войны. И это помогло ожесточившемуся, ставшему одиноким и в своей семье полковнику Болконскому собрать воедино свои рассыпавшиеся после измены Наташи мысли и впечатления от жизни и обрести цель, присоединиться к общенародному делу.

Но и другим персонажам толстовского романа это короткое мирное время отпущено на додумывание своих главных мыслей, понимание своего места в общем русском мире, своей дороги, доделывание мирных дел – любовь, семья, дом. Не все могут и успевают это сделать. Князь Андрей как-то боялся своего нового молодого счастья, не верил в его близкую простую реальность и потому по стариковскому капризу эгоистичного отца отложил свою свадьбу с обуреваемой смутными чувствами и желаниями Наташей Ростовой на год, и произошло неизбежное: он потерял девушку, любовь и ушел на свою последнюю войну одиноким и несчастливым, да и Наташа не смогла стать достойной женой умного, опытного и волевого человека, каковым ее муж Пьер не становится и в финале романа. Наивный и восторженный Пьер Безухов, обретя в масонстве и освобождении своих крестьян новое сложное заблуждение, страдает от ложности и неустроенности своего семейного и светского быта. Им всем суждены тяжелые испытания.

В сценах мирного времени особое место занимают Ростовы. Это простые, но внутренне богатые люди скрытых душевных возможностей. Николай – обычный армейский офицер, человек ограниченный, раскаявшийся игрок, как и отец, ничего не понимает в хозяйстве, и лучшее для него место – домашний уклад родной семьи и понятный и простой мир его родного полка, где все про всех знают все и где надо только соблюдать неписаные правила офицерской чести. Но, проиграв Долохову огромные деньги и услышав дома беззаботное пение юной сестры, он вдруг понимает, что мир и он сам много богаче, не укладываются в эти удобные привычные рамки: «Эх, жизнь наша дурацкая! Все это, и несчастье, и деньги, и Долохов, и злоба, и честь – все это вздор… а вот оно – настоящее…» Его сестра Наташа растет, меняется каждый день (этого и не учел князь Андрей), в ней кипят жизнь, жажда любви и счастья, молодое нетерпение, досада на уехавшего жениха, сильные чувства ее ведут ее к неожиданно простым решениям и выводам, обычным девичьим ошибкам. Она тоже ищет настоящее и тоже трагически ошибается на этом трудном пути.

Ее любовь к жениху, знаменитая, вызывающая столько споров («как она могла» и т.д.) измена умному благородному князю Андрею и роковая ослепляющая любовь к самодовольному и глуповатому красавцу-эгоисту Анатолю Курагину вплоть до отчаянного побега с ним нисколько не противоречат друг другу: в каждом случае она остается самой собою, вполне искренна и далека от курагинских интриг и расчетов, просто каждое чувство обращено к разным сферам ее богатого «я», ее сложного страстного существа. Наташе свойственны безоглядная вера в жизнь, вечное ожидание чего-то хорошего, «состояние свободы и открытости для всех радостей». Интриганы всегда безошибочно выбирают удачный момент. Не уважающий женщин Анатоль (вспомним, что этому беззаботному жизнерадостному кутиле завидует умный и беспокойный Пьер) и его столь же безнравственная сестра Элен видят в юной Наташе простодушную жажду жизни и земной, чувственной любви и хитро, подло обманывают чувство неопытной и обиженной на жениха девушки, заманивают ее в свой лживый мир, где все фальшиво – от любви до пения и балета на сцене оперного театра.

Но одно дело обманывать, другое дело – обмануться. Роман князя Андрея и Наташи слишком возвышенный и непростой, этот гордый замкнутый умный мужчина любит восторженную, полную жизни девочку как бы свысока и с некоторым удивлением перед ее неожиданными порывами и поступками. В браке он поднял бы до себя Наташу (как незаметно поднимает до себя, своих духовных высот и нравственных качеств мудрая княжна Марья хорошего, но среднего Николая Ростова), но и очень многому бы у нее научился, ибо князю Андрею не хватает естественности, силы жизни и веры его невесты. В Анатоле же Наташу завораживают и обманывают мужская красота, чисто физическое обаяние, лестное внимание взрослого человека, известного в свете своими любовными победами. Она даже не догадывается, что он просто глуп и простодушно эгоистичен, ей нет до этого дела, ибо она говорит с ним на понятном им обоим дурманящем языке увлекательной страсти.

Происходит это потому, что в Наташе есть и это, есть женская жажда другой, чувственной любви, жажда свободы выбора и чувства, просто новых богатых ощущений, иначе она не ощутила бы с восторженным ужасом отсутствие всякой преграды между нею и красавцем Анатолем. Она не разлюбила князя Андрея (это видно в ее разговоре с Соней), но полюбила совсем по-другому и Курагина, и нелогично, но сильно хочет, чтобы это было «вместе» (того же, заметим, хочет потом и замужняя Элен Безухова и даже Анна Каренина). То есть она в слепящей буре молодых чувств забывает о морали, об устоях своей семьи, и здесь ее жажда свободы ведет уже не к богатству жизни, а к гибели.

Рождение «мысли народной»

Но есть та сфера, та часть русской жизни, где все Ростовы забывают о своих заботах и неприятностях и становятся единой семьей, частью русского мира, ощущают свою не перерывавшуюся связь с народом. Это замечательная сцена псовой охоты, шедевр Толстого. Здесь богатство языка писателя равно богатству русской природы и народной души. Толстой сам был страстным умелым охотником, он показал, что эта чисто русская молодецкая и кровавая забава в чем-то сродни войне и дуэли, но она гораздо лучше и честнее устроена. Здесь все происходит по воле людей, от души, это страсть, огромная радость, великий праздник освобождения человека от всех условностей и подчинения его законам жизни. На охоте люди меняются, становятся самими собой, между ними возникают особые отношения, даже их любимые собаки обретают человеческие черты хозяев (старый мудрый пес Ругай похож на дядюшку и наоборот).

Так старый граф хотя и любит охоту, как и театр и балы, как развлечение и хорошую возможность погулять и выпить вдали от семьи, но он не охотник «по душе», легкомысленно упускает матерого волка, и потому так страшно замахивается на него арапником и крепко ругается по-русски великий охотник Данило. А вот Николай – охотник настоящий, он полон чувств и страстей, то в отчаянии, то счастлив. Наташа же на травле зайца просто визжит от восторга, так ей весело и хорошо. Охота как укрощенная война испытывает и воспитывает человека, выявляет его подлинный характер.

Но лучше всего приезд Ростовых с охоты в гости к небогатому дядюшке, где они вдруг видят другой мир бедной, но достойной, подлинно народной жизни с ее простым радостями и глубоким смыслом и вдруг ощущают себя, несмотря на свое графство и былое богатство, частью этой жизни, этого мира. И тут снова, как в русской роте на походе, рождается народная песня, и ее захватывающий мотив всем понятен, проникает в душу. И вдруг Наташа вскакивает и начинает плясать русского, хотя никто никогда ее этому не учил.

Народ называет это нутром, историки – национальным характером. Люди поняли, что в каждом русском человеке есть то, что их объединяет. Снова сквозь мелочи быта и случайности личных судеб прорывается настоящее, подлинный смысл народного и частного бытия, и снова помогает ему музыка. Эти прямодушные и безалаберные Ростовы с их народным укладом жизни пошлют обоих сыновей на войну и потеряют любимого младшего, отдадут свои подводы под раненых, защитят княжну Марью, помогут страдающему, умирающему князю Андрею, примут в свою семью непрактичного искателя правды Пьера – сделают все, что требует народная совесть на войне и в миру.

Толстой в начале третьего тома говорит о «возбужденно-веселом настроении», сопутствующем началу большой войны. И в то же время показывает самодовольство вторгшегося в Россию Наполеона, низкую борьбу личных интересов в штабе русской армии и окружении царя Александра, фальшивость и нелепость военной «науки» (сцена военного совета и теории ученого немца Пфуля) и науки вообще (Толстой в ней видел сложное невежество, ученую слепоту, незнание сути вещей), ненужность и вредность медицины (Наташа выздоровела несмотря на лекарства и дорогое лечение).

Перед этим глазами Наташи Ростовой по-детски правдиво увидены нелепость, странность, смешная и непонятная условность оперного театра и балета, раскрылись ложь и безнравственность красивого по своим формам, но опасного светского мира интриганов и эгоистов вроде Василия, Анатоля и Элен Курагиных. А изображение церкви со стороны как своего рода таинственного театра и детски наивное непонимание Наташей казенной молитвы за священный синод и попрание врагов (когда Христос ничего не говорил о синоде и учил любить своих врагов) говорят о том, что Толстой не принимал и официальную православную церковь и ее учение, незаметно отделяя их от простой и искренней народной веры (сцена солдатской молитвы на Бородинском поле). Ведь князь Андрей и его друг Пьер ищут свой путь и свою правду вне этой церкви, а принятое ими масонство – не только тайный орден, но и внецерковная религия, особая этика вроде толстовства, путь личного самосовершенствования человека. Пьер жаждет избавиться от ложных понятий и отношений с другими людьми и ответить, наконец, на мучивший его вечный вопрос о тщете всего земного – «Зачем? К чему?» Люди, и, прежде всего семья Ростовых, радостно ощущают грядущее избавление от этих и других ложных ценностей и заблуждений, возможность жить в свободе воли и выбора, в реальной правде. Эту свободу и дает им через великие испытания и даже смерть (судьба князя Андрея) война, тем более, такая, как Отечественная.

Далее все происходит для всех как бы «вдруг», неожиданно, все переходят какую-то грань и начинают понимать что-то новое. В Островненском деле Николай Ростов во время лихой атаки его эскадрона пытается зарубить француза и вдруг видит обычное испуганное лицо человека, в нем рождаются великие сомнения в смысле и необходимости войны и безуховский вопрос «Зачем?». В Смоленске жители вдруг сами начинают зажигать свои дома и лавки (звучат знаменитые отчаянно-восторженные слова купца Ферапонтова: «Решилась! Россея! Сам запалю») и уходить из города от французов.

Даже старый князь Болконский, замкнувшийся в своем мире прошлого, вдруг понял, что наполеоновская армия в двух переходах от его имения, и стал собирать и вооружать ополченцев и крестьян для защиты, умер воином, в генеральском мундире и при всех орденах. А сын его после смерти отца, в разоренном войной родном имении увидел двух крестьянских девочек, собиравших в разбитой барской оранжерее неспелые сливы и страстно желавших их поскорее унести и съесть, и понял, что в мире есть и другие совершенно законные человеческие интересы и существа, помимо его самого, умного и гордого, и его сложнейших исканий и мучительных сомнений.

Вдруг одноглазый грузный старик Кутузов вопреки мнению высшего общества и всем известной антипатии к нему самого государя назначается главнокомандующим. Даже отрешившаяся от мира богомольная княжна Марья после болезни и смерти любимого, но деспотического отца понимает, что ее властно зовет и влечет новый мир жизни, деятельности и свободы, даже земной любви и семейного счастья (чего она всегда втайне страстно желала), а непонятный бунт богучаровских крестьян, усмиренный одной молодецкой оплеухой ее будущего мужа Николая Ростова, открывает ей «таинственные струи народной русской жизни». Денисов вдруг приходит к новой, как ему кажется, мысли о партизанской войне. Пьер едет в действующую армию и по дороге слышит вещие слова раненого старого солдата: «Всем народом навалиться хотят». Но он еще не понимает, что он – тоже народ, что «навалиться» придется и ему, и вдруг по-христиански попросившему у него перед боем прощения дуэлянту и озорнику Долохову, и спешащему выговорить свою реальную правду князю Андрею Болконскому, который в конце жизни стал разительно похож на старика отца.

Все эти отдельные и очень разные открытия, мысли и чувства внутренне соединяются, становятся созвучны, спадает разделяющая их «завеса условности». Толстой метко назвал это общее для русских людей чувство «скрытой теплотой патриотизма». И теперь солнце победы на Бородинском поле светит русским войскам, борющимся за народное дело, за общую правду, за свою родину.

День Бородина

В начале XX века художник Ф.А.Рубо написал две знаменитые панорамы – изображения Севастопольской обороны и Бородинской битвы. Здесь он следовал за своим великим современником Львом Толстым, уже описавшим эти этапные для русской истории события. Панораму Бородинской битвы каждый может увидеть в московском музее, возле которого стоит статуя Кутузова. Картина работы Рубо замечательна, видна вся битва, краски, мундиры, пушки, движение войск, атаки, генералы; другие схемы и макеты, в частности из музея «Бородино», эту панораму только дополняют и уточняют. Но панорама Бородинской битвы в «Войне и мире» живая, полная движения, звуков, красок и глубокого смысла, она богаче не только панорамной живописи, но и любого художественного фильма.

Ибо этот «фильм» снял в собственной голове, в своем творческом сознании великий художник слова. И мы всегда можем открыть книгу Толстого и его «фильм» посмотреть. Так зрим рассказ писателя, что Пьер «замер от восхищенья пред красотою зрелища». Это центр, узел романа, сюда стягиваются все смысловые и сюжетные нити первых двух томов эпопеи, здесь решаются судьбы России, ее народа и армии, Франции, Наполеона и его армии, всей Европы. Это самая высокая точка романа, с нее видны не только поле битвы Пьеру с кургана, но и нам все стороны света и жизнь людей, видно движение истории. Потому что мы смотрим на них глазами Толстого. Определены и пути и судьбы персонажей, здесь завязаны все сюжетные ходы и эпизоды третьего и четвертого тома «Войны и мира». Виден вдали и открытый финал эпопеи.

Как известно, офицер-артиллерист Толстой побывал на Бородинском поле, поднимался на те же курганы и понял то, что понимает сегодня любой посетитель музея «Бородино» с его великолепной схемой битвы: мудрый и безжалостный Кутузов с помощью боя за уязвимый Шевардинский редут развернул свою и французскую армии флангом к реке, прикрылся справа ею и сильной группировкой конницы Уварова и Платова и подставил французам свой ослабленный и неукрепленный левый фланг. Наполеон сюда и ударил всеми силами, но это было похоже на удар тяжелого острого меча в сырой песок. Железный клин увяз в человеческой массе, замедлил удар и затем остановился. Никакая другая армия не могла бы выдержать этот удар и стоять на своих позициях по колено в крови.

Десятки тысяч русских были вырублены и выбиты мощным батальным огнем артиллерии и пехоты. Но перестала существовать как боевая сила французская кавалерия, погибли или были взяты в плен ее лучшие генералы, а потеря сотен специально выращенных и обученных лошадей была невосполнима. Огромные потери от орудийного и ружейного огня, ударов русской конницы и штыковых боев понесла и наполеоновская пехота. А русские войска продолжали стоять, их могучая артиллерия гремела по всему фронту. Император французов понял смысл произошедшего и отказался ввести в дело старую гвардию.

Но Толстой об этом говорить не стал, а показал совсем другое и по-другому. Битва разворачивается перед глазами наивного, ничего в ней не понимающего Пьера и похожа на тот странный оперный спектакль, который видела со стороны детским наивным взглядом Наташа, сидевшая в ложе. Так потом крестьянская девочка Малаша со своей печки увидит и услышит знаменитое совещание в Филях, где решилась судьба Москвы. Непонятное, странное действо, иногда красивое, иногда опасное, всех действующих лиц охватывает какое-то семейное оживление.

Пьер очутился в самом центре сражения, на знаменитой курганной батарее Раевского, куда был направлен главный удар тяжелой французской конницы, пехоты и артиллерии и где погибли десятки тысяч людей. Батарея с доброй усмешкой принимает этого неуклюжего штатского толстяка в очках и белой шляпе. Он видит простые лица солдат, слышит их немудреные шутки и чувствует, как в этих людях и в нем самом под огнем разгорается скрытое чувство боя и отпора. Все действия окружающих Пьеру непонятны, даже его столкновение с французским офицером было какое-то смешное: оба никак не могли понять, кто кого взял в плен. Но он видит обыденный ужас смерти и растущее желание солдат и офицеров выстоять. Полк князя Андрея без выстрела стоял в резерве, но сотни людей были выбиты артиллерийским огнем, был смертельно ранен в живот осколком гранаты сам князь.

Но ряды русских продолжали стоять под ударами и огнем неподвижно, иногда отвечая контратаками. Великий полководец Наполеон и его огромная закаленная армия ничего не могут поделать с этой непонятной волей и стойкостью. Французская армия столкнулась с живой стеной, потеряла силу наступательного удара и боевой дух, и нравственная, стратегическая победа была одержана русскими, хотя они потеряли больше людей, отступили с поля боя и затем оставили Москву. Это и показал Толстой с помощью Пьера, князя Андрея, противопоставления народной мудрости Кутузова и фальшиво-театрального величия Наполеона, батальных эпизодов и страшной сцены в госпитале, где люди опять трактуются как пушечное мясо и где ампутируют ногу былому обидчику князя Андрея Анатолю Курагину, вскоре после этого скончавшемуся. Но как правильно думает Пьер после битвы: «Ежели бы не было страдания, человек не знал бы границ себе, не знал бы себя самого».

Далее это общее чувство патриотизма и самопознания выходит наружу и придает войне и народному сопротивлению общенациональной характер. Говоря о москвичах, Толстой упомянул о силе народного чувства. Она ощутима везде: в горящем Смоленске, армии, деревне, на поле битвы. Совершенно не приспособленный к реальной жизни Пьер поражен твердостью и спокойствием простых солдат, которые не только выстояли в огне Бородинского боя, но и его потом ободрили, накормили простой вкусной пищей и довели до своих. К нему приходит мысль об опрощении, главная идея толстовства, но и к ней ему еще надо будет придти через плен, страдания и душевные потрясения, обмен человеческим понимающим взглядом с жестоким маршалом Даву и дружбу с народным мудрецом Платоном Каратаевым.

Граф Федор Ростопчин, главнокомандующий (губернатор) Москвы, человек умный и литературно одаренный, попав в ложное положение, мечется и совершает ненужное преступление – беззаконно казнит молодого образованного купца Верещагина. Ибо этот вельможа занят своим безмерным самолюбием и не видит скрытого величия и единения народа на войне. Ростовы пребывают в хлопотах спешного отъезда и неожиданно для себя совершают свой гражданский подвиг – бросают все свое имущество и отдают свои телеги раненым, причем Наташа говорит очень важную фразу: «Разве мы немцы какие-нибудь?» И люди высшего сословия ощутили себя русскими. Москва опустела, и высокомерный Наполеон тщетно ждал на Поклонной горе каких-то мифических бояр с ключами от города, не было ни бояр, ни ключей. Пожар столицы произошел сам собою, никаких героических поджогов не было. Николай Ростов встречается снова с княжной Марьей и с не свойственной ему проницательностью понимает, что она много лучше его, а это и есть любовь.

Эпизод гибели Пети Ростова – один из самых поэтичных и трогательных в русской литературе, ведь погибает наивный и чистый мальчик, который удивительно богат душой и жизненной силой, о чем говорит его поэтичный объемный сон (вообще сны в книге Толстого играют важную роль, приоткрывают душу и будущее). Медленное умирание князя Андрея – это тоже целая философия, учение о смерти, любви и душе.

Разорваны все условные, неестественные взаимоотношения, и люди стали жить настоящим, подлинными ценностями. Кончилась война «правильная» и научная (сатира на нее есть в описании нелепого и ненужного Тарутинского сражения), началась война народная и партизанская (ее Толстой показал не в Денисове и его отряде, а в ловком, бесстрашном и жестоком мужике Тихоне Щербатом с топором), когда русские люди стали отбиваться не шпагой, а дубиной, не разбирая правил и законов. И всем здесь нашлось место и историческая роль. А раз есть народная война, значит, есть великий единый народ, чувствующий ее необходимость и идущий на все эти безмерные жертвы ради защиты своего особенного мира.

Эпилог и «открытость» толстовского эпоса

Все эти важные эпизоды, перемежающиеся картинами жизни армии в боевом походе и ненужных столкновениях с гибнущими французами, доказывают ту правду, которую увидел на войне и в плену Пьер – целый, особенный и единый народ с необычайно могучей силой жизненности. Для этого и нужны война и мир: «Мы думаем, что как нас выкинет из привычной дорожки – все пропало; а тут только начинается, новое, хорошее. Пока есть жизнь, есть и счастье». И книга Толстого завершается свадьбами, устройством отдельных человеческих судеб, рождением декабризма, спорами и новыми ожиданиями.

Но «Война и мир» - не роман, она не о Пьере, Наташе, князе Андрее и Николае Ростове, она - о великой эпохе, когда русские люди забыли о своих личных судьбах и интересах и ощутили себя частью единого народного тела, миром людей. И лишь поэтому герои Толстого стали персонажами романа-эпопеи, участвовали в нем частью своих личных судеб. Все лишнее, не нужное роману из их жизненных историй вычеркнуто автором.

Эпопея – масштабный роман или цикл романов, посвященный главным эпизодам истории народа, великим историческим событиям, через судьбы героев показывающий жизнь народа в борьбе, войне, революции, решающем столкновении национальных и сословных интересов.

Война захватила и втянула этих людей, заставила их иначе думать и поступать, думать о том, что их всех объединяет. Они не только по-новому взглянули на окружающий мир, но и многое поняли и открыли в самих себе. Но этого оказалось недостаточно. По житейской необходимости были найдены совершенно новые, неожиданные точки соприкосновения и пересечения личных судеб. Были преодолены границы между классами и социальными слоями общества. Произошло ускоренное и по необходимости чрезвычайно жестокое, но благотворное воспитание народных чувств, за которыми шла трезвеющая национальная мысль. Только в результате этих благотворных перемен могли появиться «История Государства Российского», Карамзина, литература русского романтизма, декабристы и Пушкин.

Толстой не случайно отказался от первоначального названия романа - «Все хорошо, что хорошо кончается». И сам жанр романа он стал понимать по-другому. Идея его финала эпопеи иная. Жизнь персонажей книги продолжается, как и жизнь русского мира: простодушному, впавшему в новое опасное заблуждение Пьеру, например, предстоят Сибирь и каторга, а Наташа с детьми последует за ним. Герои Толстого еще молоды. А у впечатлительного, жаждущего (вслед за честолюбивым отцом) личного героизма мальчика Николеньки Болконского вся жизнь впереди. И у автора есть скрытое сомнение в том, что это опасное молодое увлечение либеральными идеями кончится для Николеньки хорошо. Поэтому «Война и мир» - книга с открытым финалом, в ней еще найдутся герои и материал для многих романов. Но главное в ней с помощью истории, жизни и личности персонажей высказано и превратило книгу Толстого в роман-эпопею – это «мысль народная».

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

Что такое роман-эпопея?
Каковы исторические воззрения автора романа «Война и мир»?
Каков способ психологической характеристики толстовских героев?

ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ
Историзм.
Роман-эпопея.
Исторический роман.
Композиция.
Диалектика души.

ДОКЛАДЫ И РЕФЕРАТЫ

Кутузов и Наполеон в романе Толстого: опыт сравнительной характеристики.
Прототипы толстовских персонажей (Долохов-Дорохов, Денисов-Давыдов).
Женские образы у Толстого (Наташа Ростова, княжна Марья).
Н.Н.Страхов о «Войне и мире».
Д.И.Писарев о «Войне и мире».

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Бочаров С.Г. Роман Л.Н.Толстого «Война и мир». М., 1978.
Опульская Л.Д. Роман-эпопея Л.Н.Толстого «Война и мир». Книга для учителя. М., 1987.
Роман Л.Н.Толстого «Война и мир» в русской критике. Л., 1989.

© Vsevolod Sakharov . All rights reserved.

На главную страницу

Источник: http://archvs.org/Tolstoy.htm

Анализ сона болконского николиньки

Анализ сона болконского николиньки

Комментарии

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Doppel herz витамины для диабетиков состав